Шеварднадзе: «Путин – не тот человек, с которым нельзя договориться! Возвращение в Гали 60 тысяч грузинских беженцев – личная заслуга Путина! С русскими работать можно и нужно, но в их пользу тоже надо что-то сделать…»

Грузия, 9 июля, ГРУЗИНФОРМ. 3 июля 2007 года – Главный редактор ГРУЗИНФОРМ Арно Хидирбегишвили сделал эксклюзивное интервью с Эдуардом Шеверднадзе специально для РИА Новости. Сегодня, 7 лет спустя, когда 7 июля 2014 года экс-президент Грузии скончался на 87 году жизни, ГРУЗИНФОРМ счёл целесообразным опубликовать интервью без изменений. Ведь история Шеварднадзе, взгляды которого, часто спорные и неприемлемые, после ухода из политики претерпели заметные изменения (особенно – в последние годы жизни), поучительна во всех случаях и для нынешних властей Грузии, несмотря на всю её противоречивость.
А.Х. – После встречи Владимира Путина и Михаила Саакашвили в Санкт-Петербурге, которая на этот раз прошла без взаимных упреков, в российских масс-медиа, в частности, в газете «КОММЕРСАНТ ДЕЙЛИ», активно муссируется гипотеза о якобы состоявшемся тайном сговоре между президентами России и Грузии: Россия перестает оказывать всяческую поддержку Эдуарду Кокойты и в обмен на это получает голос Грузии для вступления в ВТО. Эдуард Амбросиевич, какова, на ваш взгляд, вероятность подобной договоренности? Может быть, это всего лишь пиар-акция в поддержку конкурента Кокойты – Дмитрия Санакоева, или просто журналистская «утка»?
Э.Ш. – Не знаю, насколько реален вариант сговора между Путиным и Саакашвили, но зато я знаю, что голос за членство России в ВТО – это единственный оставшийся у Грузии козырь:

без ее голоса Россию в ВТО просто не примут. И если мы его «обменяем» сейчас на Южную Осетию, что нам делать потом с Абхазией? Тогда мы вынуждены будем ждать вступления Грузии в Евросоюз и НАТО – это серьезное окружение станет весомым аргументом для возвращения Абхазии. Может быть, на это, в конечном счете, и надеется наше правительство.
А.Х. – Недавно бывший министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили заявила, что мы многое уже уступили Южной Осетии, но ничего так и не получили взамен. Вы согласны с таким мнением?
Э.Ш. – Смотря какие времена она имела в виду: если коммунистические, когда 11-я дивизия Красной Армии вошла в Грузию (в 1921 году – А.Х.), то тогда на сторону большевиков встали осетины и абхазы. Правда, тогда осетин в Цхинвали было немного – всего несколько десятков семей, но в благодарность и взамен их поддержки осетины от большевиков тогда получили автономию. Также и абхазы. Второй случай – это когда до моего приезда в Грузию (в 1999 году, во времена Звиада Гамсахурдиа) армия грузинских добровольцев вошла в Цхинвали: тогда погибли десятки людей с обеих сторон. Затем они покинули Цхинвали и больше туда не вернулись – других уступок я не припомню. Может быть, Саломе имела в виду намерение Саакашвили приглашать на работу в госструктуры, в правительство Грузии представителей руководства Южной Осетии? Так это же естественно – еще в свое время я, например, предлагал разделить парламент Грузии на Конгресс и Сенат: председателем укомплектованного мажоритариями Сената избрать грузина, первым заместителем – абхаза, потом заместителем – осетина. Сенат имел бы право «вето» – смог бы блокировать любой, неугодный ему законопроект. По крайней мере, я так задумывал. Конечно, если вопрос с Южной Осетией решится положительно, мы осетинам что-то должны предложить – должности, или еще что-нибудь.
А.Х. – Эдуард Амбросиевич, несмотря на специальное заявление Сергея Лаврова, тема якобы состоявшегося тайного сговора Путина-Саакашвили, тем не менее, еще в «моде». И все-таки, как вы считаете – такие сговоры практикуются среди сильных мира сего? 
Э.Ш. – Это зависит от тех людей, кто участвует в них: в данном случае, насколько я понимаю, разговор идет о двух президентах. И если уж Путин действительно сказал, что по вопросу Южной Осетии он поддержит Грузию, то тогда «овчинка выделки стоит»! Но если бы был разговор об Абхазии, я бы этому меньше поверил – потому что Абхазия стратегически очень важна для России – ей нужны порты. Кроме Мурманска и Санкт-Петербурга, Россия утратила почти все крупные порты: например, на Черном море – Одессу, Ильичевск, Севастополь, за который она, кстати, сейчас платит арендную плату.
А.Х. – Может быть, о морских портах уместно было бы вспомнить и сегодня – нынешнему руководству Грузии?
Э.Ш. – Разговор на тему портов должен быть продолжен. Путин – не тот человек, с которым нельзя было бы договориться! Вы же знаете, или, по крайней мере, сейчас будете знать, что возвращение Гали (приграничный район Абхазии), куда вернулись беженцы и сейчас там проживает около 60 тысяч наших граждан, этнических грузин – личная заслуга Владимира Путина! И вообще – с русскими работать можно и нужно, но в их пользу тоже надо что-то сделать! Если это морские порты – то они помогут если не снять, то хотя бы помочь решению абхазской проблемы.
А.Х. – Жаль, что вы, Эдуард Амбросиевич, сегодня совершенно «отошли от дел» и ни в каком статусе не принимаете участия в принятии политических решений на государственном уровне, хотя бы  в сегменте российско-грузинских отношений. 
– Между прочим, я и Лаврова хорошо помню – в бытность мою министром иностранных дел СССР он представлял Россию в ООН и вел себя настолько лояльно по отношению к Грузии, что я даже часто удивлялся – выполняет ли он чьи-то директивы или действует по собственному разумению?! Он и сейчас к нам нормально относится – кстати, как и многие в российском руководстве.
А.Х. – А как вы оцениваете сегодняшнюю, довольно напряженную обстановку в т.н. Южной Осетии? Каков ваш прогноз – как будут развиваться там события? 
Э.Ш. – Если все, что сейчас там происходит, делается по согласованию сторон, исходя из договоренности Путина-Саакашвили (если такая, конечно, существует), – тогда, конечно, все в порядке и российские миротворцы, конечно, обязаны неукоснительно выполнять свои функции. С другой стороны, грузины там проводят дорогу, и кто бы этому ни противился, она будет проведена до конца.
А.Х. – Задам напоследок еще один вопрос: как вы относитесь  к политике военного и политического нейтралитета? Если бы Грузия стала такой же нейтральной страной, как, например, Финляндия? 
Э.Ш. – Нормально отношусь. Хотя до таких стабильных, классически-нейтральных стран, как Финляндия, Грузии далеко – уж в очень беспокойном окружении она находится, уж очень сильные страны видят здесь свои интересы!..
P.S. «Царствуют времена, а не цари!» – гласит древняя грузинская народная мудрость. Кто бы мог еще лет 20 тому назад подумать, что настанут времена, когда весь мир будет пытаться помирить грузин и осетин, грузин и абхазов?! Многие ли знали еще совсем недавно, что осетины и абхазы – не такие же грузины, как, скажем, мегрелы, гурийцы, аджарцы или сваны? И почему бывший министр иностранных дел СССР, много сделавший для объединения Европы, не смог объединить родную Грузию?!
Небольшой дом, в котором живет 79-летний Эдуард Шеварднадзе, находится в Крцаниси – районе на окраине Тбилиси, где в 1795 году 79-летний Ираклий II с пятью тысячами грузинских воинов противостоял 35-тысячному иранскому войску Ага-Магомет-хана.
Чем же закончилась «Крцанисская битва» Эдуарда Шеварднадзе? Какой вердикт вынесет ему история? – думал я, уходя от живущего в одиночестве, лишь в окружении охраны и любимых им трех кавказских псов, экс-президент Грузии. Вдруг мне показалось, что он смотрит мне вслед. Я обернулся: действительно, в окне я увидел убеленного сединами, но, несмотря на преклонный возраст, сохранившего былую бодрость и ясность мысли известного человека. Однако взгляд его был устремлен в другом направлении – туда, где на лужайке, под черным мрамором, покоится единственный верный ему до конца человек – его покойная супруга, Нанули Шеварднадзе…

1-danuvajenia-analit2-red-r

Арно Хидирбегишвили
3 июля 2007 года
Грузия, Тбилиси, Крцанисская резиденция