АРНО ХИДИРБЕГИШВИЛИ: CЕГОДНЯ Я ОПЯТЬ СЛЫШУ, КАК РЕЗО АМАШУКЕЛИ ХЛОПНУЛ ДВЕРЬЮ 20 ЛЕТ НАЗАД…


 

      Это случилось в декабре 2001 года, председатель Парламента Зураб Жвания уже подал в отставку, а Автандил Джорбенадзе только что был назначен госминистром. На 11-ом этаже президентской канцелярии проходило расширенное совместное заседание правительства и руководства правящей партии «Союз граждан Грузии» (СГГ), на котором я присутствовал в качестве начальника аппарата генсека партии Эдуарда Сурманидзе. Справа в зале сидели руководители СГГ, слева – министры и губернаторы, а в президиуме, слева - направо, Джорбенадзе, президент Шеварднадзе, выдающийся грузинский поэт и друг Шеварднадзе Резо Амашукели – как зампредседателя и один из учредителей СГГ, Жвания – уже только в качестве председателя СГГ, и генсек СГГ Сурманидзе.

   Через пол года, в июне 2002 года, в Грузии должны были пройти выборы в органы местного самоуправления, поэтому главный вопрос повестки дня – положение в республике в связи с деструктивной подрывной деятельностью группы молодых «реформаторов» во главе с Михаилом Саакашвили, который недавно подал в отставку c поста министра юстиции и совершенно вышел из-под контроля (напомню, что на выборах в июне он станет председателем тбилисского Сакребуло – то есть, Городской думы столицы). Речь зашла о беспрецедентных нападках на действующую власть, правящую партию и её основателя - президента Шеварднадзе, которого высмеивали в мультсериале «Дардубала»; в частности - о антигосударственной деятельности телекомпании «Рустави 2» (пользовавшейся особым покровительством Джорджа Сороса и посла США в Грузии Ричарда Майлса), в эфире которой и шёл вышеуказанный политический мультсериал.

   Руководители СГГ во главе со Жвания, как и большинство сотрудников главного офиса партии напряжённо молчали, так как внутренне уже сделали свой выбор в пользу «реформаторов» Саакашвили, не так давно покинувших ряды СГГ. А я тогда не мог понять – это такая странная игра, или настоящее предательство. Раскол в СГГ уже произошёл, поэтому никто до конца не знал – зачем нас позвал Шеварднадзе. К «консерваторам» относились министры и губернаторы – поверенные президента, которые возмущались происходящим и рассказывали, как анекдот - что творят «реформаторы» в регионах, но особенной озабоченности в зале я не почувствовал. Партия по инерции всё ещё была сильна, как миф о всесильном Шеварднадзе – «объединителе Германии, друге Буша, Бейкера, Коля, Шредера, Геншера, Ширака и Гейдара Алиева – неужели с каким-то сумасшедшим Саакашвили не справится?!». Административный ресурс всё ещё работал, хотя в преддверии выборов главы районных администраций уже начали проявлять неповиновение, но в целом настроение в зале было по предновогоднему «игривым» (скоро эта самоуверенность выйдет боком каждому из них).

 Тут не терпящий двуличности Резо Амашукели не выдержал: «Я всегда говорил и еще раз повторю, что никогда не был политиком. Считаю, что это что-то совершенно другое, у человека должны быть для этого другие данные. Но когда я заметил у некоторых различные отклонения – имею в виду не только другие ориентации, сейчас я говорю о национальных темах – я сразу выразил свой протест! Поэтому у меня очень часто бывали столкновения с теми, кто так себя вёл. Прямо заявляю, что если бы не я, они и близко бы не подошли к власти! – сказал Амашукели, смотря прямо в зал, хотя рядом сидел Шеварднадзе и молчал – очевидно, в знак согласия, ведь Резо, как общественный деятель, тогда был в гуще событий. «Вся беда в том, что я иду по жизни с угрызениями совести и считаю себя виновным, так как в свое время должен был бороться, чтобы не допустить их к власти! Но должен сказать и то, что для этого у меня было недостаточно власти из-за моих номинальных возможностей», - продолжил поэт, который по своей воле оставил пост 1-го заместителя министра культуры, и партийные должности которого – заместитель председателя и член Главного совета СГГ - были чисто символическими. Впрочем, к тому времени в партии уже перестали обращать внимание даже на Шеварднадзе, подсмеивались над ним за глаза, называли маматским маразматиком, хотя и сам Шеварднадзе при случае всячески раз подчёркивал, что является только учредителем СГГ и не имеет к управлению партией никакого отношения, что, как показали дальнейшие события, было большой ошибкой (вам это ничего не напоминает, уважаемый читатель?).

   Вскорости актив СГГ перетечёт в партию Саакашвили «Нацдвижение», Жвания и Бурджанадзе создадут беспомощные партии и потом вынужденно объединят их в блок «Бурджанадзе-Демократы», который, в свою очередь, сольётся с мощным «Нацдвижением», а в центральном офисе СГГ в районе столицы - Вашлиджвари, где находится огромный средневековый некрополь грузинских воинов, погибших в неравных битвах с иноземными захватчиками, будет в полном одиночестве сидеть ваш покорный слуга и помогать пришедшим на приём неимущим… Но это будет чуть позже, после июньских выборов.

   Вернёмся в зал заседаний: Амашукели повернулся к Шеварднадзе и строго потребовал обуздать группу молодых «реформаторов»: «Что происходит, батоно Эдуард?! Открыто оскорбляют президента, грузинские традиции, институт семьи, брака, Церковь, проповедуют разврат – как всё это понимать?! Они хотят окончательно разрушить страну, которую мы с Вами не так давно еле-еле спасли от погибели! Почему молчит власть и не отвечает им в рамках закона?! Чего ждём?!» – сказал Амашукели, а потом обратился к сидевшей там же депутату, члену Секретариата СГГ Елене Тевдорадзе, впоследствии назначенной Саакашвили председателем Парламентского комитета по правам человека. Тевдорадзе опекала в Парламенте «талантливого» Мишико как родного сына Котико, называла его своим сыночком, а Саакашвили в ответ называл её своей мамочкой: «Что это задумал твой любимый сыночек, может расскажешь нам?!» с сарказмом сказал ей Амашукели, добавив несколько нелицеприятных фраз о двуличности «некоторых».

   Тут очень недовольным тоном вмешался Жвания: «Батоно Резо, я попрошу Вас быть чуть корректнее при обращении к женщине!». Дело в том, что Жвания попал в неловкое положение, ведь он притащил Саакашвили из США и обучил его, также детищем Жвания была телекомпании «Рустави 2», ради которой он и подал в отставку с посла председателя Парламента! А слово Жвания в Фонде Сороса и филиалах американских институтов в Грузии было законом.

   Амашукели встал и, глядя сверху вниз на сидящего Жвания, которого очень уважал, произнёс: «Всё, что я здесь говорю, в первую очередь, я говорю ради тебя, ради твоей пользы! Мне от вас ничего не нужно, ни политической карьеры и ни должности, но неужели вы не видите, что здесь готовится?! Неужели вы не видите - кто они такие?! Неужели не понимаете, что в первую очередь под ударом окажетесь вы, а не я?!». Сказал, махнул рукой, и, выйдя из президиума, направился по проходу к выходу из зала. Все, сидевшие в зале, обернулись и провожали его взглядами, хотя слова поэта были им непонятны и казались анахронизмом. Когда Амашукели поравнялся со мной (я сидел в конце, на крайнем кресле со стороны прохода), у меня появилась мысль встать и остановить его, на что мне давала право давняя дружба с Амашукели, считающего меня членом своей семьи. Но я, как никто другой в зале, хорошо знал характер Резо и поэтому передумал, видя, как он разгневан.

Для Шеварднадзе это был крайне неприятный сюрприз: «Резо! Резо!» - два раза позвал его раздосадованный Шеварднадзе, но Амашукели даже не обернулся, вышел из зала и хлопнул за собой дверью - да так, что все вздрогнули! Вечером Амашукели позвонил мне и попросил зайти к нему домой. Он дал мне ключи от своего кабинета в Вашлиджвари и сказал: «Передай им, что я оставляю Главный совет».

   …Прошло 2 года и в ноябре 2003-го опасения Амашукели подтвердились – Саакашвили устроил госпереворот под названием «Революция роз», ворвался в Парламент и взял власть. Но эта «революция» была далеко не «бархатной», как растрезвонили по всему миру - была и кровь, и жертвы, просто говорить об этом было смертельно опасно. А потом началась экспроприации, пытки, убийства, аресты и счет жертв пошёл на тысячи, десятки тысяч. А ещё через год Саакашвили убьёт Жвания, но это сойдёт ему с рук и он начнёт убивать всех, кого опасался - академика Шарадзе, Бадри Патаркацившили и многих других…

   Почему я об этом сегодня вспомнил? Потому, что грохот, с которым Амашукели тогда захлопнул за собой дверь перед лицом Шеварднадзе, стоит у меня в ушах, как страшное предупреждение! Несмотря на близкую с Амашукели дружбу и взаимопонимание, мне тогда тоже показалось, что он «сгущает краски» и что его демарш на заседании у Шеварднадзе был излишним. Я не мог себе представить – какую такую опасность может представлять для государства воспитанник Жвания - эксцентричный паяц Саакашвили, то и дело утирающий нос рукой, ещё недавно - председатель нашей же фракции в Парламенте, то есть – фракции большинства «Союз граждан»! Саакашвили, назвавший первого сына Эдуардом в честь Шеварднадзе! Какую опасность может представлять телекомпания «Рустави 2», созданная при содействии и управляемая Жвания! Я не видел опасности и от Мерабишвили, Адеишвили и всех остальных членов Секретариата партии, которых я рассаживал по своему усмотрению за столом заседаний и звонил им, извещая о дате и времени проведения, которые всегда здоровались первыми – не опередить, такими были вежливыми и культурными! Тем более, что нас, актив, всё время обнадёживали – будьте, мол, спокойны, вы что, с Шеварднадзе шутите?! Вот сейчас он вернёт Самачабло, сделает такой ход, что только держись! Скоро всё будет названо своими именами! Но этим сказкам не суждено было сбыться, наоборот – вслед за Цхинвальским регионом была потеряна Абхазия, Саакашвили объявили героем, а Шеварднадзе ушёл домой в одном туфле…    

   Да, сегодня Грузия - не та, что при Шеварднадзе, а Саакашвили - в тюрьме и поддержки со стороны Запада не имеет. К тому же, Саакашвили опозорился в конец – его голодовка оказалась блефом, он врал и жрал одновременно! Да, на его стороне нет ни одного уважаемого члена грузинского общества, известного учёного, деятеля культуры, или спортсмена – только авантюристы и агенты, бандиты и воры, укравшие миллионы у государства, гомосексуалы, потасканные проститутки и умственно неполноценные. Казалось бы, чего тут волноваться, вот уже на митинги они уже не могут собрать сторонников!

Тревогу вызывают несколько причин. Первая – на Саакашвили сегодня работает не одна телекомпания, как во время «Революции роз», а целых три – «Мтавари архи», «Пирвели», «Формула», и ещё несколько кабельных телеканалов и других медиа, работающих на возвращение «националов». Поэтому в части пропаганды Саакашвили и его команда сильны, как никогда.

   Вторая причина – электорат: в результате агитации, подкупов и ложных обещаний – к примеру, вернёмся к власти, выпустим твоего мужа из тюрьмы! - у них стабильно - более полумиллиона избирателей, зомбированного населения, которое идёт за ними, как околдованное стадо, несмотря на шок, с которым смотрят на нас соседи и другие нации! Азербайджанцам, армянам, абхазам, осетинам и всем остальным непонятно – как гордые грузины могут опять поддерживать тех, кто потерял 20% территории и пытал 20% населения, выведя Грузию на 1 место в Европе по количеству осужденных?!

   Саакашвили и его сторонники открыто объявили о революции, которая назначена на сегодня – понедельник, 8 ноября, в 8 ч. вечера на площади Свободы (бывш. Ленина), поэтому гражданское столкновение в Грузии в ближайшие дни вполне вероятно. Не эмигрируют же все сакашисты в Цаленджиха вместе с банкиром Хазарадзе - бывшим комсомольским вожаком, который претендует на лавры национального героя и сравнивает себя с Мерабом Костава?! Их лидерам – Мелия, Гварамия, Угулава, Барамидзе, Хазарадзе, Джапаридзе и др. – нечего терять, или победа, или тюрьма за бесчисленные преступления им обеспечена! Катастрофический всплеск коронавируса в Грузии – более 6 тысяч в день и более 60 смертей – печальный результат ежедневных митингов фанатов Саакашвили по всей Грузии, градус экзальтация толпы взвинтили до массового психоза, опять выволакивают на сцены и поднимают на руки детей, обёрнутых в государственный флаг, кричат - «Или Грузия и Саакашвили, или Россия и Иванишвили!», «Путин – х…ло!», «Миша – узник Путина!», «Миша – Давид Строитель!», опять разбивают палаточные городки, где ночью тайно занимаются сексом «чтобы согреться».

   На их стороне, кроме продолживших традицию Гахария перебежчиков - госчиновников и сотрудников спецслужб, переметнувшихся на сторону Саакашвили - профессиональные военные и просто готовые на всё подонки. Перечислять фамилии здесь нет смысла, в Грузии они известны не только спецслужбам, просто скажу, что это - руководители Минобороны времён режима «Нацдвижения», бывшие сотрудники МВД и ГБ, бывшие сотрудники охраны Саакашвили, а также бывшие офицеры грузинской армии, прошедшие Ирак, Афганистан и воевавшие на Украине в «Грузинском легионе». Но не только там – готовы на любые преступления обиженные грузины, по различным криминальным причинам вынужденные покинуть Россию и вернуться в Грузию. Их немало, они хотят возвращения Саакашвили, потому что не знают – в какой момент Россия потребует их экстрадиции. Это - сектанты, которых уже ничего не исправит, их нельзя пускать домой, это – отпетые преступники.

Не менее опасная категория – это Кацарава и его околдованные пропагандой мальчики из «Антиоккупационного движения», которые мнят себя боевиками. Пусть они не владеют оружием, как профессиональные военные, но они не менее опасны, потому что нападают стаей. Кацарава растлил неокрепшие умы крепких мальчиков от 15 до 25 лет, он для них является идолом наравне с Саакашвили. Это – настоящий мишаюгенд, я не преувеличиваю, как тогда не преувеличивал Амашукели, которого мы, к сожалению, не услышали. Много провокаций на демаркационной линии действительно провоцируются отрядом Кацарава, с которым не справляется грузинская полиция. Мальчики играют в партизаны, мнят себя моджахедами и отпускают бороды, которые клянутся сбрить только после победы! Периодически они убегают в Тбилиси, отсиживаются до очередного провокационного задания. Их личный врач - доктор Важа Гаприндашвили, он устраивает им в Тбилиси бесплатное медобслуживание. На выборах их оформили наблюдателями от «липовых» неправительственных организаций и они имели особые инструкции на ночь 30 октября, но революцию, как признался сам Саакашвили, перенесли на «пост-выборный период». У многих из них наверняка хранится огнестрельное оружие, а на всех митингах для смелости им раздают специальные наркотики в таблетках, отключающие в мозгу сдерживающие центры. Дефицит финансов у них не наблюдается - миллионеры Хазарадзе и Джапаридзе, Накопия и Церетели, Окуашвили и Окриашвили, Кезерашвили и Бурджанадзе, не считая немереных денег самого Саакашвили!

   В заключении вернусь к тому, с чего начал - к совместному заседанию правительства у Шеварднадзе. Если Амашукели мучала мысль, что он вовремя не блокировал оказавшимися чудовищами молодых «реформаторов» Саакашвили, то меня и многих моих друзей сегодня мучает мысль, что мы не делаем того, что подсказывает нам горький опыт и долг перед родиной. Мы ждём, пока это за нас сделают правоохранительные структуры, а если это начнём делать мы, то нас обязательно накажут по всей строгости закона! Вот я и думаю – мы уважаем закон и власть и потому бездействуем, или просто боимся попасть в тюрьму?! А если нынешняя власть не справится, опоздает, или предаст (давайте учитывать и такой вариант), как поступила власть Шеварднадзе в 2003 году, что тогда?! Что нам тогда делать – строить на улицах баррикады, превращать дома в крепости и вооружаться, чтобы защищать себя и наши семьи?!

   Но «революция», если она и случится, на этот раз кончится по-другому – народ выйдет на улицы и жёстко расправится с зондербригадами Саакашвили навсегда - да так, что полиция вмешаться не сумеет!

Главный редактор ГРУЗИНФОРМ
Арно Хидирбегишвили

8 ноября 2021 года
Грузия, Тбилиси