АРНО ХИДИРБЕГИШВИЛИ: ГРАНИЦА МЕЖДУ РОССИЕЙ И ГРУЗИЕЙ ДОЛЖНА БЫТЬ ВОССТАНОВЛЕНА ПО КАРТЕ РОССИЙСКОГО ГЕНШТАБА


 

    «В последние десятилетия многие вспоминают китайскую поговорку «Не дай бог жить в эпоху перемен»»; «Слово «кризис» состоит из двух иероглифов - «опасность» и «возможность»», - Президент России не случайно начал Поднебесными премудростями и я понял, что Грузии будет что почерпнуть из выступления Владимира Путина на пленарной сессии XVIII заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» 21 октября 2021 года «Глобальная встряска – XXI: человек, ценности, государство». Так и произошло – тезисы российского президента о недопустимости «революций» и «навязывания чуждых ценностей», о «здоровом консерватизме» и «капитализме, как исчерпавшей себя основы общественного устройства» предназначались, конечно же, не только России. Но к Грузии Владимир Путин ближе всего «подошёл» после своего выступления, отвечая на вопрос о Южном Кавказе иранского политолога и дипломата, бывшего Чрезвычайного и Полномочного Посола Исламской Республики Иран в РФ Мехди Санаи.

Вопрос: «Было прекращение огня и договорённости, но вопрос ещё не до конца решён, и Вы знаете, что есть сомнения у некоторых стран, братских республик, стран, которые в регионе есть. Придуман формат, который получил поддержку и России тоже, – «три плюс три». Но он пока не действует. У Ирана, Азербайджана и России был формат по коридору «Север – Юг». У Ирана, России и Турции был трёхсторонний формат, борьба с терроризмом. Кстати, к сожалению, появились явления терроризма и на Южном Кавказе. Здесь роль России, конечно, очень важна. И другие форматы с участием Армении и других стран, возможно.

Не считаете, что нужны более ускоренные инициативы, чтобы создать какой-то формат? Как Вы думаете, какой формат будет наиболее эффективным, чтобы учитывать интересы республик Южного Кавказа и стран региона?» (скопировано с kremlin.ru )

Прежде, чем перейти к ответу Путина, возвращаю внимание читателя к вышеприведённому вопросу иранского дипломата и вот почему. Как лишний раз доказали события последних дней (Саакашвили проник в Грузию в грузовом контейнере с молочными продуктами, СГБ Грузии раскрыло заговор с целью госпереворота и похищения Саакашвили и др.), в Грузии все ещё существуют деструктивные силы, делающие ставку на «революции» и «насаждение чуждых ценностей», которые упомянул Путин и которые утрированно называют «западными». Тем не менее, калькуляция неутешительна: приблизительно 600 тысяч избирателей голосуют за эти самые деструктивные силы, перманентно провоцирующие в Грузии кризисы – политические и экономические, внутриполитические и внешнеполитические. Это результат 9-летнего правления режима Саакашвили и мощной пропаганды антигрузинских русофобских антигосударственных сил во главе с партией 3-го президента Грузии «Единое национальное движение», которая сегодня заявляет, что формат «Кавказская платформа 3+3», якобы, является «российским проектом», который в Грузии поддерживают «пророссийские силы». Эрго – проект «Кавказская платформа 3+3» подлежит остракизму как «происки врага и оккупанта», единственная цель которого, по мнению Саакашвили, «шантаж Запада».

На лицо – грубая провокация оппозиционного политического спектра, аффилированного с ним «гражданского сектора» и медиа-корпорации Саакашвили (телекомпании «Мтавари архи», «Пирвели», «Формула») проект был презентован вовсе не Президентом России, а Президентом Турции Реджепом Эрдоганом, и вектор у него не внешний, а внутренний - то есть, проект «3+3» направлен на экономическое развитие и мирное сосуществования трёх стран Южного Кавказа (Грузии, Армении, Азербайджана) при поддержке и участии трёх, сопредельных с ними, мировых игроков с большими энергетическими ресурсами и военной мощью - России, Ирана и Турции.

   Так вот, формулировка вопроса Мехди Санаи - «формат, который получил поддержку и России тоже» (см. выше) лишний раз доказывает, что «Кавказская платформа 3+3» не является инициативой России и идеей Путина, который в своём ответе его даже не упомянет! Более того – иранский дипломат и политолог, как видите, задаёт Путину наводящий вопрос – мол, не нужно ли создать новый формат, может, нужны «ускоренные инициативы», так как ««3+3» пока не работает»«Какой формат будет наиболее эффективным, чтобы учитывать интересы республик Южного Кавказа и стран региона?» - уточняет свой вопрос Мехди Санаи, потому что не замечает «особого энтузиазма» России по отношению к «Кавказской платформе». Или, может статься, иранский дипломат хочет узнать мнение Президента России - как будут учтены интересы Грузии - республики Южного Кавказа, которую обычно обходят молчанием?

   А теперь – главное: посмотрим, что ответил иранскому политологу и дипломату Владимир Путин, цитирующий Ильина, Бердяева и Гумилёва, но создающий свою, может быть – не универсальную, но жизнеспособную, продиктованную реальностью концепцию развития России. Отдав должное «политической мудрости и Президента Азербайджана, и Премьер-министра Армении», Путин отметил, что «нужно создать условия долгосрочного урегулирования в регионе в целом», которые «могут быть созданы только в том случае, если обе стороны примут достигнутые договорённости как долгосрочные и с обеих сторон оценят преимущества мирного сосуществования» как залог экономического развития, в котором заинтересованы и Азербайджан, и Армения.

    Тут прервёмся на минутку и сразу же спроектируем на Грузию, ведь «создать условия долгосрочного урегулирования в регионе в целом» без участия Грузии – одной из трёх стран Южного Кавказа – невозможно. Если же Президент РФ имел в виду страны причерноморского региона, то, кроме урегулирования территориальных проблем Грузии, имел в виду стратегические интересы Турции и, естественно, России. Именно в этом ключе надо рассматривать челночную дипломатию нынешнего премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили – недавние визиты в Турцию, Армению и Азербайджан, благодаря чему Азербайджан вернул Армении 15 военнопленных, а Армения предоставила Азербайджану карты минный полей.

Но «условия долгосрочного урегулирования в регионе в целом», говорит Путин, «могут быть созданы только в том случае, если обе стороны примут достигнутые договорённости как долгосрочные и с обеих сторон оценят преимущества мирного сосуществования». Не буду передёргивать – в данном конкретном случае Президент России имеет в виду Армению и Азербайджан, но тезисы Путина, как я уже отметил в начале, имеют универсальный характер, тем более, что когда речь идёт о регионе, их можно и нужно проецировать на Грузию (пусть кто-то приведёт обратные аргументы - что тезисы Путина не имеют прикладного значения для Грузии, я таковых не нашёл)А значит, «если обе стороны» – Тбилиси и Сухуми, Тбилиси и Цхинвали – «достигнут долгосрочных договорённостей и с обеих сторон оценят преимущества мирного сосуществования, то урегулирование вполне возможно».

Далее. Указав на выгоды сторон от «разморозки транспортных коммуникаций», Путин отметил роль российских миротворцев: «Мы сделали всё, что от нас зависит, для того чтобы кровопролитие было прекращено, но не только. Наши миротворцы достойно исполняют свой долг, уже свыше 50 тысяч беженцев вернулось к своим родным местам». Тут не могу не отметить, что «разморозка транспортных коммуникаций», железнодорожных и автомобильных, из России – в Грузию, но через Абхазию и Цхинвальский регион (Южную Осетию), принесёт Грузии не меньшую выгоду, чем «разморозка транспортных коммуникаций» Азербайджан – Нахичевань и Армения – Турция, которые имел в виду Путин. Но против этого категорически выступает русофобская оппозиция во главе с партией Саакашвили и отождествляемые с ней вышеперечисленные деструктивные силы, и это – при том, что транзит грузов через Грузию из Турции – в Азербайджан, а оттуда – в Россию, страны Средней Азии и Китай по двум веткам ж/д Карс-Тбилиси-Баку давно и успешно работает!

   Теперь - что сказал Путин насчёт российских миротворцев в Карабахе, благодаря которым «уже свыше 50 тысяч беженцев вернулось к своим родным местам». Значит, если будет достигнута договорённость с абхазами и осетинами, которые не могут не «оценить преимущества мирного сосуществования» с грузинами без Саакашвили, российские миротворцы могу способствовать процессу возвращения около 300 тысяч грузинских беженцев в свои дома. И гарантировать первое время их адаптацию, которая, уверен, не займёт много времени, если с грузинской стороны будут задействованы честные люди, профессионалы и патриоты, которых знают и уважают абхазы и осетины за их неустанную деятельность по восстановлению мостов дружбы между нашими братскими народами. В первую очередь, конечно же, это уроженцы тех мест.

Вернёмся к ответу Путина на вопрос иранского политолога и процитируем последний наиважнейший фрагмент: «Самое главное сейчас – это окончательно урегулировать ситуацию на границе, и здесь, конечно, без участия России невозможно ничего сделать. Но здесь даже нам, пожалуй, никто больше и не нужен, кроме двух сторон и России. Почему? Есть очень простые, прагматичные вещи – потому что карты в Генштабе Российской армии находятся, карты, которые показывают, как проходила граница между союзными республиками в советский период. Основываясь на этих документах, нужно спокойненько сесть с обеих сторон. Там есть вещи, которые требуют тоже взаимных компромиссов: где-то что-то выровнять, где-то что-то обменять – так, чтобы только это было признано, было понятно, что это выгодно обеим сторонам. Можно это сделать или нет? Можно».

   Если Президент России считает, что это можно сделать (и уже делается) между Арменией с Азербайджаном, значит возможно урегулировать ситуацию и в Грузии, тем более, что здесь имели место местные локальные, а не межгосударственные конфликты. Необходимо отметить, то процессу урегулирования отношений между грузинами и абхазами, грузинами – и осетинами способствуют и вновь открывшиеся обстоятельства:

1 - мир по всей демаркационной линии с Абхазией и Цхинвальским регионом (Южной Осетией) - заслуга не только российских пограничников, но и нынешней власти Грузии, которая категорические исключает вариант военного сценария и в будущем. Власть «Грузинской мечты», несмотря на евроатлантические устремления, подарила Грузии 9 лет мира, что не смогли сделать ни Гамсахурдия (который, практически, так не успел усесться в президентское кресло и сам пал жертвой внутренних междоусобиц), ни Шеварднадзе, и, тем более, Саакашвили;

2 - нынешняя власть Грузии под руководством премьер-министра Гарибашвили (с февраля 2021 года) препроводила Саакашвили за решётку, выполнив решение грузинского суда и выдержав бешенный натиск внешних и внутренних сил, что не осмелились сделать его предшественники.

А насчёт того, в этом процессе «никто больше и не нужен, кроме двух сторон и России», так об этом никто и не спорит, наоборот - это в контексте всех заявлений грузинской стороны: когда Москва всё время призывает Тбилиси – мол, договаривайтесь с абхазами и осетинами, мы – не против, Тбилиси всегда просит Москву не ограничиваться искусственной ролью стороннего наблюдателя и встречами в Пражском и Женевском форматах.

   Что же касается «карты Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации советских времён», то на неё, кроме армяно-азербайджанской границы, нанесена и российско-грузинская граница, которая, по известным причинам, отличается от де-факто сегодня существующей. И если картами Генштаба нужно руководствоваться в случае реставрации армяно-азербайджанской, то и в случае восстановления росийско-грузинской границы они пригодны, разве не так? Ведь иначе получаются двойные стандарты, о недопустимости которых недавно заявил наш земляк, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на общеполитической дискуссии 76-й сессии Генассамблеи ООН. Конечно, в том случае, если в России действительно решили «создавать условия долгосрочного урегулирования в регионе в целом», как заявил Путин, а не пользоваться картами Генштаба только для инсталляции административной границы с Цхинвальским регионом, искусственно придав ей статус «государственной».

Но давайте посмотрим на это дело с абхазской и осетинской стороны, а также – с учётом интересов Москвы. Картина здесь такая: только после того, как партии войны окончательно «исчезновения с радаров», то есть - после того, как «Единое национальное движение» разделит участь партии Бурджанадзе, абхазы и осетины решаться начать с Тбилиси доверительный диалог, как сказал Путин – «спокойненько сесть с обеих сторон». Там есть вещи, которые требуют тоже взаимных компромиссов: где-то что-то выровнять, где-то что-то обменять – так, чтобы только это было признано, было понятно, что это выгодно обеим сторонам»В результате диалога может быть подвержено ревизии и второе обстоятельство, препятствующее объединению Грузии и возвращению российской – грузинской границы на прежнее место. Это - «безальтернативная евроатлантическая ориентация Грузии». Предполагаю, что это – именно та «вещь, которая требуют взаимных компромиссов», которую можно «обменять» на территориальную целостность и суверенитет Грузии, но так, «чтобы только было признано» всеми и «выгодно обеим сторонам». Хотя, меня сегодня не поддержит ни одна сторона – «Решение о признании Абхазии и ЮО независимыми республиками – окончательное!» - укажут в Москве, «Мы стремимся в состав России, а не Грузии!» - возмутятся в Сухуми и Цхинвали, «Стремление Грузии к членству в НАТО и ЕС зафиксировано в нашей Конституции!» - напомнят в Тбилиси. Воля ваша, господа, только чтобы потом не получилось как у Саакашвили, который обменял голос Грузии «за» вступление России в ВТО - на априори бесполезное «Соглашения по таможенному администрированию и мониторингу товарооборота на грузино-российской границе»

Главный редактор ГРУЗИНФОРМ
Арно Хидирбегишвили

1 ноября 2021 года
Грузия, Тбилиси