АРНО ХИДИРБЕГИШВИЛИ: ЧЕРЕЗ ГРУЗИЮ БЕЗ ГРУЗИИ – ПОЛИТЭКОНОМИЯ ИЛИ МОДУЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ГРУЗИНСКОЙ ПОЛИТИКЕ (SPUTNIK-GEORGIA)


 

       (Из выступления грузинского политолога и публициста, Главного редактора ГРУЗИНФОРМ Арно Хидирбегишвили на международной научной видеоконференции «Грузия – 21 век: реалии и перспективы», 12.02.2021 г.)

«Пандемия COVID-19 послужила катализатором неизбежных перемен в конфигурации «США-ЕС-РФ-Китай», что существенно повлияет на политический климат во всём мире. Кардинальное изменение баланса сил между главными игроками констатировать пока преждевременно, но в результате образовались интересные «модули». К примеру, на Южном Кавказе – это «3+3», «Грузия-Азербайджан-Армения + Россия-Турция-Иран, т.н. «Кавказская платформа», которая сегодня находится в проектной стадии.

   Новые реалии могут открыть большие возможности для стран, политическое руководство которых проявит навыки гибкого тематического модульного мышления. Старое, лишённое креатива векторное мышление («Грузия – Запад», «Грузия – Север», и т.д.), с которым мы сталкиваемся ежедневно, бесперспективно и должно быть преодолено. Именно в подобном векторном мышлении - причина многих проблем не только Грузии, но и Украины, Прибалтики и некоторых других стран евразийского пространства. Сегодня, когда «старая» Европа, похоже, сменит США на позиции главного оппонента России, за что господин Лавров грозится разорвать отношения с Евросоюзом, мобильная коррекция внешнеполитических приоритетов (а не смена взаимоисключающих векторов, одного - на другой!) для таких проблемных стран, как Грузия, является не только приемлемой, но и необходимой.

   Под проблемами, в первую очередь подразумеваю пришедшую в упадок после 80-ых прошлого века экономику, полностью зависимую от импорта/экспорта и инвестиций других стран, от туризма и международной финансовой помощи (ЕБР, АБР и др. организаций), а также нарушенную территориальную целостность, не установленную госграницу, многие участки которой подлежат делимитации, и вместе с тем – геополитически важное расположение, которое при векторном мышлении тоже превращается в проблему.

   Хочу привести несколько примеров векторного мышления, являющегося продуктом «грузинской политэкономии». В некоторых выступлениях на сегодняшней конференции, посвящённой реалиям и перспективам внешней политики Грузии, прозвучало недовольство форматами «Карасин-Абашидзе» и Женевских переговоров, якобы, по причине их неэффективности, что абсолютно неверно. Могу опровергнуть это мнение множеством веских аргументов и смоделировать ситуацию при отсутствии вышеуказанных форматов, но не собираюсь входить в полемику с выступившими до меня. Лишь отмечу, что Женевские переговоры и, в особенности, Пражские «Карасин-Абашидзе», являются уникальным и необходимым рамочным форматом со строго очерченными целями и задачами, отнюдь не исключающими функционирование других тематических модулей в межгосударственных отношениях – будь то переговоры или экономические сегменты (торговля, транспорт, бизнес, инвестиции), народная дипломатия или гуманитарная сфера.

   В результате векторного мышления мы наблюдаем парадоксальную картину - к примеру, когда страна НАТО – Турция - осуществляет экономическое партнёрство с Российской Федерацией транзитом через территорию Грузии – используя ж/д «Баку-Тбилиси-Карс», а в ближайшем будущем начнёт функционировать ещё более удобный параллельный железнодорожный маршрут Россия-Турция, опять - через Грузию, но без Грузии, который отличается от БТК новым путём с шириной колеи 1520 мм на участке Ахалкалаки – Карс протяженностью 76 км и терминально-логистическим центром в Карсе. И прощай потерянное на «переобувку» время на станции Ахалкалаки – Товарная, то есть, на смену колёсных пар евростандарта 1435 мм! Если следовать логике, не за горами и день возобновления ж/д перевозок из России в Армению «Сочи-Сухуми-Тбилиси-Ереван», а также автомобильный маршрут «Владикавказ-Цхинвали-Тбилиси-Ереван», причём в обеих случаях последним пунктом назначения, вместо Еревана, может быть Карс. Таким образом, Российская железная дорога подключится к ж/д «Баку-Тбилиси-Карс» уже не в Баку, а прямо в Тбилиси, что намного сократит путь.

Но грузинам столько лет внушали, что Грузия – «коридор» (а это действительно так), что мы ограничились только транзитной миссией, да и то – не в полном объёме. Очень хочется надеяться, что официальный Тбилиси проявит достаточную дальновидность и политическую гибкость и вовремя подключится к вышеперечисленным проектам не только как транзитная страна. Это продиктовано нашими экономическими интересами, тем более, что Турция, Азербайджан, Армения, Россия и Иран вырабатывают альтернативные варианты, к примеру – транзитом через Нахичевань. Наступила очередь Грузии перейти на модульное мышление и выйти из изоляции, в которой, по известным причинам, находится уже 30 лет. Уровень политической независимости страны прямо пропорционален уровню её экономической независимости, интеграции в различные перспективные проекты с возможно большим числом фигурантов. Такими проектами для Грузии являются «Кавказская платформа» и «Один пояс – один путь».

Есть и другой путь – старый, тупиковый, о котором я уже говорил - это когда в Грузии в результате консервативного векторного мышления на первый план выходят интересы других стран. Вначале своего выступления я привёл пример российско-турецкого железнодорожного транзита через Грузию, который мы пока не используем с выгодой для грузинской экономики, а сейчас приведу другой пример. Турция в регионе Грузии Квемо Картли, где компактно проживают азербайджанцы, восстанавливает Марнеульский военный аэродром, разбомбленный российской авиацией в августе 2008 года. Восстанавливает на свои же 14 млн. долларов, выделенных Грузии на военные расходы в октябре прошлого, 2020 года. Выделенные для военных нужд средства, помимо модернизации Марнеульского аэропорта, будут потрачены на закупку товаров и обслуживания от турецких фирм и компаний. То есть, Турция, продав свои товары и обслуживание, практически, вернёт себе выделенные деньги, да ещё - с лихвой! Вот вам, уважаемые участники конференции, конкретный блестящий пример получения политических дивидендов вместе с экономическими. И так будет всегда – Турция будет занимать любой «свободный» сегмент в Грузии, пока Грузия будет уклонятся от участия в проектах с участием России! В тоже время, как это не парадоксально, беспрепятственно функционирует открытый благодаря инициативе Бидзины Иванишвили и именно формату «Карасин-Абашидзе» экспорт внушительного перечня грузинской продукции в Россию, объём которого уступает разве что импорту товаров и услуг из Турции.

Такое положение иначе как аномальным, назвать нельзя. Но «поезд тронулся», господа, поэтому времена «грузинской политэкономии», от которой Грузия терпит только убытки, неотвратимо уходит в прошлоеВ политике, как известно, постоянны только интересы, а не друзья и враги – не векторное мышление («Грузия – Запад» или «Грузия – Россия»), а возможность создавать модули различных конфигураций исходя из национальных интересов является новой политической технологией 21 века. Именно по модульному принципу созданы современные космические станции, которые одновременно являются гарантом их безопасности.»

Источник: SPUTNIK-GEORGIA