АРНО ХИДИРБЕГИШВИЛИ: ПРИОРИТЕТЫ «РЕЗОЛЮЦИИ ПО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ГРУЗИИ» ПРОТИВОРЕЧАТ ДРУГ ДРУГУ


 

   25 декабря 2020 года Парламент Грузии принял обновлённую «Резолюцию по внешней политике», содержащую стратегические приоритеты внешней политики страны. Как записано в преамбуле, она «учитывает основные подходы резолюций, принятых Парламентом 7 марта 2013 года и 29 декабря 2016 года», «руководствуется национальными интересами Грузии, незыблемой волей граждан Грузии и историческим выбором, выраженным в Статье 78 Конституции Грузии» («Конституционным органам в рамках своих полномочий принять все меры для обеспечения полной интеграции Грузии в Европейский союз и Организацию североатлантического договора»).

   На мой взгляд, главные из 16 пунктов документа находятся в коллизии друг с другом, потому что в Резолюции, начиная с преамбулы, реал-политика проигнорирована - как и прежние резолюции, она опять построена не на анализе происходящих политических процессов, а на устаревших, не работающих подходах, подвергшихся косметическим изменениям. Приведу несколько примеров, оставив в сторону положения «Резолюции», носящие формальный декларативный характер и, в свою очередь, вызывающие немало вопросов.

   «Безальтернативным приоритетом внешней политики Грузии является членство Евросоюза»; «Безальтернативным приоритетом внешней политики Грузии является членство Организации североатлантического договора (НАТО)», - так начинаютсясоответственно, Пункты №№ 2 и 3, которые входят в противоречие с Пунктом №1:«Главная внешнеполитическая задача Грузии - деоккупация страны мирным путём и, при поддержке международного сообщества, восстановление территориальной целостности Грузии, достойное возвращение беженцев и внутренне перемещенных лиц».

Чем связано стремление Грузии в НАТО и ЕС с возвращением Абхазии и Южной Осетии? – спросит неискушённый в политике гражданин. А тем, что «НАТО не рассматривает варианты, которые остановили бы 5-ую статью Устава организации «О коллективной обороне» в отношении Абхазии и Южной Осетии», ergo - «не рассматривает вступление Грузии в альянс без территорий Абхазии и Южной Осетии» - это официальная позиция Организации североатлантического договора. А абхазы с осетинами в Евросоюз и, особенно, в НАТО не хотят, поэтому непонятно - как представляют себе авторы «Резолюции» «деоккупацию страны, восстановление территориальный целостности мирным путём и достойное возвращение беженцев».

     Может, ответить на этот вопрос призваны Пункты №№7 и 8«Грузия продолжит свою прагматичную и принципиальную политику в отношении Российской Федерации… целью которой является завершение оккупации, полное восстановление суверенитета и территориальной целостности страны… Грузия, с использованием и включением международных механизмов продолжает интенсивно работать над устранением и предотвращением исходящих от России конвенционных и гибридных угроз» (из Пункта №7);

«Грузия продолжит активно работать над межгосударственными судебными спорами против Российской Федерации для достижения окончательного успеха… Успешное разрешение этих споров является наиболее эффективным средством восстановления нарушенных Российской Федерацией прав наших граждан… Решения международных судов создают прочную правовую основу для укрепления суверенитета и территориальной целостности Грузии» (из Пункта №8).

Вышеприведённые аргументы кажутся мне неубедительными - мировая практика свидетельствует, что по отношению к России Путина тактика принуждения является неэффективной и даже контрпродуктивной, а вести переговоры тет-а-тет с де-факто лидерами Абхазии и Южной Осетии официальный Тбилиси не собирается, так как стороной конфликта не признаёт.

Также непонятно - почему в этой тупиковой ситуации авторы «Резолюции», коими являются руководители парламентского большинства от правящей партии «Грузинская мечта», надеются на «международные механизмы», которые оказались неэффективны в урегулировании конфликтов с Абхазией и Южной Осетией, на Украине и в Карабахе. Даже если случится чудо и Россия полностью покинет самопровозглашённые республики, неужели авторы «Резолюции» изобрели альтернативную переговорам конфигурацию, которая обеспечит мирное и достойное возвращение беженцев и территорий?

Не могу представить – как реально сработает это «ноу-хау», но очень хочется надеяться, что авторы «Резолюции» после восстановления территориальной целостности и суверенитета Грузии планируют проведение на всей её территории всенародного референдума или плебисцита - чтобы непосредственно у всех граждан Грузии, а не через IRI и NDI, наконец-то узнать – согласны ли они со вступлением страны в НАТО? Если нет, то тогда утверждённую Парламентом «Резолюцию о внешней политике» и Статью 78 Конституции Грузии, которые объявляют евроатлантический внешнеполитический курс Грузии безальтернативным, основанным на «национальных интересах Грузии, незыблемой воле и историческом выборе её граждан», придётся изменить. Ни один гражданин Грузии не помнит – когда он выразил такую «незыблемую волю» и сделал такой «исторический выбор».

   Но тут есть одна тонкость, ускользающая от внимания большинства граждан, ошибочно увязывающих европейский выбор - с евроатлантическим: если в Пункте №2 указаны конкретные сроки - «…чтобы в 2024 году Грузия могла подать заявку на полноправное членство в ЕС», то в Пункте №3 даже нет намёка – когда Грузия рассчитывает на членство в НАТО. И не может быть, потому что, как указано выше, НАТО «не рассматривает вступление Грузии в альянс без территорий Абхазии и Южной Осетии»; потому, что, по неоднократным заявлениям официального руководства североатлантического альянса, «для соответствия стандартам Грузия предстоит ещё много работы», и что «приём в члены альянса будет по-прежнему осуществляться только на основании полного консенсусов всех членов»; потому, что «получение МАР - по-прежнему обязательное предварительное условие для всех кандидатов и исключений здесь ни для кого сделано не будет» (напоминаю, что на министериале стран-членов НАТО 3 декабря 2020 года Грузии МАР опять не дали и лишь обновили «Существенный пакет»).

   Не буду заострять внимание на других, вызывающих вопросы, пунктах «Резолюции», в которой ни словом не сказано о России - как об одном из главных торговых партнёров Грузии, зато говорится о создании зоны свободной торговли с ЕС, которая, практически, закроет для Грузии российский рынок и оставит её без хлеба (единственным поставщиком пшеницы для Грузии является Россия). «Важной задачей власти является ускорение экономической интеграции во внутренний рынок ЕС и создание общего экономического пространства с ЕС, которое является основой для полной интеграции в ЕС в соответствии с Соглашением об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС», - гласит Пункт №2, а ведь ещё в 2011 году Президент России Владимир Путин предупреждал тогдашнего главу Украины, что у России для Евросоюза – другие расценки на товары и технологии, другие таможенные пошлины, чем для стран бывшего СССР, поэтому заниматься спекуляцией - покупать дешево у России и продавать дорого в Европу – больше не выйдет. (В Пункте №2 «Резолюции» создание зон свободной торговли предусмотрено также и с США, но это вряд ли станет предметом беспокойства для РФ, пока объём этой торговли станет серьёзным, то есть - никогда).

  Далее. Безопасность Черноморского региона упоминается в «Резолюции» не раз, в частности, в вышеупомянутом Пункте №4 - О углублении стратегического партнёрства с США на основании одноименной «Хартии»: «Особый приоритет - усиление американо-грузинского сотрудничества с целью увеличения участия США в геостратегическом ареале Черного моря, укрепления сотрудничества в области обороны и безопасности…»; и в Пункте №6 – «Грузия стремится обеспечить мир, безопасность и стабильность в Черноморском регионе…», из которого мы узнаём, что «для Грузии приоритетно стратегическое партнёрство с Азербайджаном и Турцией, с Армения – добрососедские и дружеские отношения, а с Болгарией, Румынией и Украиной – максимально реализовать имеющийся стратегический потенциал».

   В то же время в Пунктах №№ 9, 10 и 11 говорится о намерениях Правительства Грузии «способствовать укреплению внешнеэкономических, торговых и межэтнических связей с Китайской Народной Республикой, Республикой Индия, Японией и Республикой Корея, а также со странами Центральной Азии и Ближнего Востока, с государствами южноамериканского, африканского и океанического регионов», то есть – со стратегическими партнёрами России по БРИКС, ШОС и ЕЭС. Также подчёркивается «приоритетное развитие роли и функций Грузии как регионального узла, соединяющего Запад и Восток» (естественно, вместе с вышеперечисленными странами – общими партнёрами России и Грузии, задействовав геостратегические логистические возможности последней - функцию транзита энергоносителей, транспортного коридора, в том числе – в рамках китайский мегапроекта «Один пояс и один путь»).

Вот вам ещё одно, заложенное в «Резолюции», скрытое противоречие: сможет ли Грузия совместить стратегическое партнёрство с Турцией – и интеграцию в Евросоюз, который Турцию отверг и который, в свою очередь, отверг Азербайджан? Сможет ли Грузия сохранить сверхвыгодное экономические сотрудничество с Китаем, Ираном и Россией, со странами Центральной Азии и Ближнего Востока, к которым антагонистически настроены США? Три страны из шести фигурантов недавно предложенной президентом Турции Эрдоганом «Кавкакзской платформы» - Азербайджан, Иран, Россия - являются энергомагнатами мирового уровня – кто не мечтает о таких партнёрах, которые, к тому же, соседи Грузии и к ним не надо тянуть магистральные трубопроводы за тысячи км? Что выберет житель Грузии (где с 1 января подорожала электроэнергия и, как следствие, вода и всё остальное)поставки дешёвых энергоносителей из соседних стран, или поставки западной демократии?

Главный редактор ГРУЗИНФОРМ
Арно Хидирбегишвили

4 января 2021 года
Грузия, Тбилиси