БОЛТОН – НЕ БОЛТУН, ИЛИ ПОЧЕМУ ЮЖНЫЙ КАВКАЗ ПРИНЯТО ПОСЕЩАТЬ ПОСЛЕ ВСТРЕЧИ С ПУТИНЫМ – АРНО ХИДИРБЕГИШВИЛИ


 

      23 августа, после встречи с Владимиром Путиным в Москве, канцлер Германии Ангела Меркельприбыла в Тбилиси, откуда направилась в Баку и Ереван. Южнокавказское турне советника президента США по национальной безопасности состоялось 2 месяца спустя и тоже после встречи с президентом России в Кремле, хотя Грузию Джон Болтон посетил после Азербайджана и Армении 25 октября.

     Что это – совпадение, или возрождение традиции времён СССР, когда столицы союзных республик высокие зарубежные гости посещали после столицы Советского Союза? - этот вопрос мы задали Главному редактору ГРУЗИНФОРМ Арно Хидирбегишвили, который 3 сентября сделал прогноз, что Грузия встанет перед вынужденным выбором – или продолжать торгово-экономическое сотрудничество с Ираном, или военно-политическое - с США.

А.Х.: Невозможно строить политику на Южном Кавказе и обсуждать с грузинским, азербайджанским и армянским руководством различные вопросы, не зная заранее позицию по ним руководителя Российского Федерации.

- СМИ об этом не сообщают ни слова, Болтон лишь подтвердил факт, что «обсуждал вопрос Грузии во время встреч с представителями российского руководства».

- Болтон – не болтун, как Саакашвили, чтобы разглашать перед журналистами детали конфиденциальных бесед на высшем уровне, поэтому об их содержании можно лишь догадываться. Равно как и об истинных целях визитов творцов европейской и американской политики в три южнокавказские страны.

- В аналитической публикации «РАДИ ГРУЗИИ ГЕРМАНИЯ НЕ БУДЕТ ССОРИТЬСЯ С РОССИЕЙ» вы заявили, что реальными итогами визита немецкого канцлера в Грузию были «3 НЕТ»: НАТО – НЕТ, ЕС – НЕТ, Абхазия и ЮО – НЕТ. А каковы результаты визита в Грузию советника Трампа в рамках южнокавказского турне?

- Они во многом идентичны. Прежде всего, отмечу, что несмотря на заявление грузинского руководства, что «стратегические грузинско-американские отношения перешли на новый, беспрецедентно высокий и всеобъемлющий уровень», Болтон, как и Меркель, сделал лишь «ритуальные» заявления о поддержке Соединёнными Штатами территориальной целостности и суверенитета Грузии, традиционно обеспокоился вопросами безопасности в регионе в связи с «тревожной гуманитарной ситуацией» в Абхазией и ЮО. При Этом Болтон, как и Меркель, тщательно избегал термина «оккупация».

В это же время Болтон сообщил, что Грузии НЕТ в повестке дня предстоящей встречи президентов России и США 11 ноября в Париже. Следующим «НЕТ» стал отказ вводить санкции против России в контексте Грузии. И третье «НЕТ» прозвучало относительно приёма Грузии в НАТО: «Подождем подходящего времени», - заявил Болтон.

- А почему США не присылают в Грузию нового посла, которого здесь – беспрецедентный случай! – нет уже почти год? Насколько убедительным, на Ваш взгляд, было объяснение Болтона – что он не знает, когда завершится процесс подбора нового посла. «что связано со сложным процессом утверждения посла Сенатом», и что и.о. посла Элизабет Руд «прекрасно руководит американским посольством»?

- Элизабет Руд действительно хорошо справляется со своими временными обязанностями, все остальное звучит неубедительно. Реальная причина – в том, что новый посол должен твёрдо проводить новую политику США в Грузии и на Южном Кавказе, которая сегодня находится лишь в стадии формирования, исходя из неопределённости позиций президента США по широкому спектру взаимосвязанных проблем, в первую очередь – иранской. А пока Трамп решает – бомбить Тегеран, как советует Болтон, или мириться с Ираном, как с Пхеньяном, его советник по нацбезопасности, т.е. тот же Болтон, приехал как Кавказ «закручивать болты и гайки», то есть советовать сворачивать торговое сотрудничество с Ираном, взамен предложив: Грузии – свободную торговлю с США, Армении и Азербайджану – закупку американского вооружения, которое «лучше по качеству и дешевле по цене, чем российское» и которое США продаёт Грузии и Украине.

- 3 сентября в публикации «CША ПОДТАЛКИВАЮТ ГРУЗИЮ И АЗЕРБАЙДЖАН К ВСТУПЛЕНИЮ В ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ», вы заявили, что «США, невзирая на подписанную с Грузией Хартию о стратегическом партнёрстве, могут объявить против неё торгово-экономические санкции за сотрудничество с Ираном».  В этой же публикации вы пишете, что «США, объявив санкции и пошлины против России, Ирана, Турции и Китая, косвенно объявили Грузии экономическую войну, потому что все перечисленные страны являются для Грузии главными торгово-экономическими партнёрами -  импортёрами, экспортёрами, инвесторами».

- Повторю ещё раз: в результате Грузия будет вынуждена отказаться от богатого туристического, энергетического и инвестиционного потенциала Ирана - регионального партнёра с населением 80 миллионов, в частности:

- отказаться от участия в проекте транспортного коридора, соединяющего Черное море с Персидским заливом и Индийским океаном с участием Азербайджана, Турции и Ирана;

- отказаться от участия в транзитном энергетическом маршруте Север-Юг с участием Ирана, Азербайджана, Турции, Армении и России;

- отказаться от строительства иранской компанией Geopars первого в Грузии нефтеперерабатывающего комплекса в селе Супса Ланчхутского района, где находится нефтяной терминал, куда по трубопроводу Баку-Супса поступает нефть из Азербайджана, которая затем поставляется на мировой рынок. Кроме создания тысячи рабочих мест, осуществление инвестиционного проекта стоимостью 1,5 миллиардов долларов позволяет не только значительно снизить импорт нефтепродуктов в Грузию, но и увеличить ее экспортный потенциал;

- отказаться от товарооборота с Ираном, который в 2017 году достиг почти 200 млн долларов при экспорте грузинской продукции около 80 млн долларов (по предварительным данным, в текущем 2018 году эти показатели резко возросли, с учётом начала экспорта в Иран грузинских минеральных вод, фруктово-овощных соков и консервов, чая, безалкогольных газированных напитков и текстильной продукции);

- отказаться от создания специальных логистических центров в портах Ирана - как в Персидском заливе, так и на Каспийском море, что предоставило бы грузинским перевозчикам право заходить брать груз в любом порту Ирана. Это содействовало бы росту грузооборота между Ираном, Грузией и государствами Черноморского региона;

- отказаться от 70% скидки для грузинских транспортных средств на купленное в Иране топливо, что повысило бы конкурентоспособность грузинских перевозчиков на иранском рынке.

По словам Болтона, на всех проведенных в Тбилиси встречах ему говорили о желании Грузии оформить с США соглашение о свободной торговле.

Получит ли Грузия взамен режим свободной торговли с США, неизвестно: «Мы рассматриваем этот вопрос», – скупо проинформировал грузинское правительство Джон Болтон.

Беседовала Мая Джавахишвили
29 октября 2018 года
Грузия, Тбилиси